16+
знач.знач.
EURUSD15/120EUREUR15/120
Погода за окном:
Последняя новость:

  • Живёт в верой в будущее северного оленеводства

    Твои люди, Север!

    2015-11-101900
    Живёт в верой в будущее северного оленеводства

    Так уж сложилось, что наша северная земля не пригодна для выращивания зерна и овощей, только для прокорма оленей. Но и оленеводство, к сожалению, развивается пока медленными темпами, хотя еще порядка десяти лет назад сельское хозяйство нашего Билибинского района находилось вообще в упадке. Теперь тот сложный период пройден: оленеводы и руководство района общими усилиями сделали все возможное, чтобы не допустить развала отрасли, которая во многом определяет традиционный образ жизни коренного населения.

    Как и многие тундровики, герой этого повествования, кавалер четырех орденов, Герой Социалистического труда Дмитрий Константинович Ходьяло верит в будущее северного оленеводства, в его развитие.

    Любовь к оленям и к тундре пришла к Дмитрию Ходьяло с раннего детства. Во все времена олень «кормил» и «одевал»  оленных людей. А их дети, едва научившись ходить, уже бегали за стадом. И это их быт, их жизнь. К сожалению, сейчас детей тундры в нашем районе можно сосчитать на пальцах.

    Хорошо еще помнит Дмитрий Константинович перегон оленей в 1943 году. Тогда ему было всего-то шесть лет, а вот в память то время врезалось на всю жизнь, потому что всем тогда было очень тяжело.  Отца его, Константина Егоровича, отправили на перегон стада во главе бригады. Вместе с бригадой шел и зоотехник Виктор Николаевич Болдырев, будущий писатель, впоследствии автор повести «Гибель синего орла», где он описывает все тяготы того самого перегона.

    На берегах Северного Ледовитого океана, в далеких оленеводческих колхозах и совхозах тундровики напрягали все силы, чтобы приблизить час разгрома немецко-фашистских захватчиков. Но на оленьи стада из-за нехватки пастбищ обрушилась эпидемия «копытки». Под угрозой оказалось снабжение продовольствием целого края. Молодые специалисты, комсомольцы, члены партии приняли решение перегнать стада на новые пастбища, которыми никто еще не пользовался – на юг, в долины омолонского хребта. Дело это было неслыханно трудное: мало людей, бездорожье, лесотундровый гнус и звери, глубокий снег препятствовали перегону. Но огромное расстояние было успешно преодолено. Как раз об этом перегоне и необычных приключениях оленеводов Колымы рассказывается в этой повести. Пастухами на перегоне были Илья Нилович Курилов, Гаврил Николаевич Ноговицын, которые, как и Константин Егорович, шли с семьями. Перегнали тогда около двух тысяч оленей.

     Вообще, в годы войны колымские, а затем и омолонские кочевники, объединенные в «Дальстрой», жили одной мыслью – как помочь советским солдатам, в том числе землякам, находящимся на фронтах Великой Отечественной войны, защищающим родную землю. И помогали, кто как могли. Например, отец Дмитрия – Константин Егорович - значительное количество личных оленей сдал в Фонд обороны.

    А родился Дмитрий Ходьяло 1 мая 1937 года в поселке Черский, ныне Нижнеколымского района Республики Саха (Якутия), в семье оленевода - эвена. Тундровые «университеты» проходил с присущим ему особым усердием, постигал сложную оленеводческую науку: и повадки оленей, и выбор пастбищ по сезонам года и времени суток, и охрану стада от несметного числа хищников, и многое-многое другое, без чего в тундре не проживёшь. 

    В те далекие сороковые годы, когда посильно участвовал в перегоне, да и потом, когда в омолонской тундре был образован эвенский колхоз «8 марта», мальчишке все еще казалось, что детство будет бесконечным. Снежная тундра, олени и яранги, независимо-уверенный голос отца и нежно-ласковый – матери, сестренки Надя и Евдокия, старший брат Николай – все это как бы застыло во времени и видится всегда. Не с них ли началась Родина Дмитрия? Не с той ли далекой поры почувствовал, что он рожден навсегда быть оленным человеком?

    Чувство ответственности не покидало его и во время учебы в Ольском сельскохозяйственном техникуме, и в совпартшколе. Он  много читал, пастухи всегда видели его с книжкой. Читал не художественные произведения, а в основном специальную литературу по животноводству. Оттого и в его бригаде была закрыта дорога «копытке».

    В 1967 году сменил он на посту бригадира своего отца. В дальнейшем многие годы работал бригадиром оленеводческой бригады №7 совхоза «Омолон». Еще в конце 1960-х годов первым на Чукотке приобрел он для своей бригады только что появившийся снегоход «Буран». Первым внедрил киловаттную электростанцию. На зимнем участке бригады, по инициативе Ходьяло, был сооружен жилищно-бытовой комплекс, который состоял из шести сборных домиков типа «Геолог», небольшого клубного помещения, бани, складов, дизельной электростанции, и был рассчитан на проживание 6 семей численностью порядка 25 человек. Главное здесь было то, что тут появилась возможность проживания детей дошкольного возраста, а в перспективе намечалось появление малокомплектной школы начальных классов. Комплекс размещался примерно в центре осенне-зимне-весеннего участка пастбищ, который, в отличие от летнего, локализован и ограничен примерно пятидесятикилометровым радиусом.

    Ходьяло долгие месяцы находился в тундре у стада, лишь изредка наведываясь в хорошеющее год от года село Омолон. Смекалистый и трудолюбивый, он отлично изучил оленей, пастбища. Обладая организаторским талантом и исключительной добросовестностью, он никогда не терпел нарушителей трудовой дисциплины. Все оленеводческие бригады находятся примерно в равных условиях. Тем не менее, одни коллективы работают успешно, другие же теряют оленей. Виноваты в какой-то мере, конечно, и объективные причины: глубокий снег, сильные морозы, продолжительные пурги, хищники, некробактериоз и т.д. Но все-таки основными причинами плохих результатов  Дмитрий Константинович и по сей день видит в нарушениях трудовой и технологической дисциплины. 

    При очередной встрече Дмитрий Константинович как-то признался, что в свое время не удалось ему до конца разрешить вопрос с ледниками на маршруте. Этот вопрос не только тогда, в восьмидесятые годы, но и сейчас актуален. Сколько продукции можно дополнительно получить, если своевременно забивать ослабевших оленей. А ранней осенью можно производить забой на меховую одежду для нужд бригады. И еще. Весь годовой производственный цикл, включающий в себя гон, отел, летовку, зимний выпас, знатный оленевод считает важными, и никогда не делил их на главные и второстепенные. Потому что в оленеводстве все взаимосвязано, хотя каждый период имеет свою специфику. Если у оленей, например, плохой нагул жира, рассчитывать на хороший приплод не приходится, будет много яловых маток. А вот упитанные олени дают крепкий, жизнеспособный молодняк, и сохранность поголовья будет высокая. Особое значение Дмитрий Константинович придаёт подкормкам в зимне-весенний период. Также он считает, что необходима профориентация молодежи, преподавание основ оленеводства в школе. Отметим и то, что в свое время бригадир Дмитрий Ходьяло так грамотно организовал работу, что это позволило достигать не только высоких производственных показателей, но и отдыхать людям труда, а также выполнять ремонтные и строительные работы. Было три дежурных смены, а потому у пастухов появлялась возможность, как минимум, две недели находиться в свободном режиме вместе с семьей в жилищно-бытовом комплексе. Много чему есть поучиться у заслуженного ветерана оленеводства, Героя Социалистического труда. Жаль, что почти не приглашают его на совещания оленеводов. 

    Эрнст ПЕТРОВ, газета «Золотая Чукотка», г. Билибино. (Фото автора).

    Рубрики:

    Номер:

  • отправить другу
  • распечатать
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить