16+
знач.знач.
EURUSD31/1079.33EUREUR31/1092.63
Последняя новость:

  • Большой бросок

    Путевые записки экспедиции "Россия 360"

    2013-08-098550
    Большой бросок

    30 июля в Черском побывала вертолётная экспедиция «Россия 360». Вот как описывают путешествнники в дневнике на сайте экспедиции (http://heliex.ru) путь от Чокурдаха до Черского.

    30 июля в Черском побывала вертолётная экспедиция «Россия 360». Вот как описывают путешествнники в дневнике на сайте экспедиции (http://heliex.ru) путь от Чокурдаха до Черского.

    Подъем в 8:00, умываемся, одеваемся и к девяти на аэродром. Нас приехал проводить и сделать несколько кадров у вертолёта вчерашний знакомый, зам. главного редактора газеты «Путь Развития» Ярошенко Алексей Петрович. И он нам сильно помог. Вчера вечером и сегодня утром мы безуспешно пытались дозвониться до главы администрации посёлка Русское Устье. Прилетать без предупреждения — это как приходить в гости без разрешения. Не красиво. Но телефон, который нам дали в администрации, не отвечал. Мобильная связь в Русском Устье не работает, а у нас был только домашний телефон. Алексей Петрович имел какие-то другие телефоны и сумел-таки найти главу посёлка, предупредив о нашем прилёте. Спасибо огромное!

    Мы расплачиваемся за топливо и услуги. Залили 290 литров основного бака + 100 литров дополнительного. Путь до Черского вроде бы не столь дальний — около 600 км, но мы предварительно летим в село Русское Устье. Запускаемся, полетели. Путь до селения совсем не долгий и вскоре мы уже садимся за селом в точку, указанную GPS-навигатором. Глушимся, а уже видим, как в нашу сторону бежит человек. Вы не туда сели — вам на южную сторону, там у нас обозначена площадка и огни горят. Взлетаем, обходим посёлок — и правда, площадка с колдуном (ветроуказателем) и лампами по четырём сторонам.

    Знакомимся, представляемся. Человек, бежавший к нашему вертолёту, и есть глава поселковой администрации — тот самый до которого мы не могли дозвониться. В конце концов его предупредили о нашем прилёте, и удивлён он не был. Сожалел только, что поздно предупредили, а то бы они подготовились получше. Но мы персоны простые — чего к нам готовиться? То ли дело неделю назад тут были гости! Алексей Васильевич Киселёв — так зовут нашего хозяина, и гида рассказывает, что недавно прошло довольно громкое празднование 375-летие села. Сюда приезжали большие гости из Якутска, фольклорные и танцевальные ансамбли, вот и сцена, где разворачивались торжества. Алексей Васильевич с улыбкой говорит, что селяне отсыпаются теперь после этого праздника. Ох и устали все от этой суеты и огромного числа приезжих.

    Русское Устье — это ведь не просто посёлок. По преданиям жителей села, Русское Устье было основано в конце XVI века русскими поморами, выходцами из старых владений Новгорода Великого (предположительно около 1570 года), бежавшими от преследований опричников Ивана Грозного. Однако официальная летопись ведётся от первого упоминания о селе 1638 года, когда отряд тобольского казака Ивана Реброва открыл морской путь на Индигирку. Русское Устье — своеобразный заповедник старинной северо-русской культуры. Здесь вдали от торговых путей законсервировался северно-великорусский язык 16 века. Именно эти факты и влекли нас сюда.

    Конечно, за последнее столетие, когда селом стали заниматься учёные-этнографы, а особенно за советское время, дух древней Руси выветрился. Пропал — вернее был сохранён лишь в книгах — диалект жителей села. Но такова жизнь. Вместе с тем, история Русского Устья никуда не делась, и мы хотели бы к ней прикоснуться. Проходим по небольшой деревне — тут сейчас живёт полторы сотни человек. Ничего примечательного внешне нет, деревня как деревня. Только удивительно, что стоит она уже почти 400 лет в этих богом забытых местах, недалеко от берега сурового Северного Ледовитого океана. Удивительно, что русские люди появились в этих местах еще до прихода сюда якутов — тут раньше жили только редкие роды эвенов и юкагиров. Удивительно, как вообще можно было во времена Ивана Грозного преодолевать огромные расстояния в этих неприветливых условиях, а потом еще и выживать, не имея нормального инструмента, будучи оторванными от всего мира.

    Снимаем и делаем панораму возле памятника русским первопроходцам, воздвигнутого еще в советское время, когда праздновали 350-летие села. Алексей Васильевич рассказывает, что в основании памятника имеется капсула, которую надлежало вскрыть спустя 50 лет — в 2038 году. Вообще-то, русское Устье не обделено вниманием путешественников. Когда-то именно отсюда начал свой великий поход Семён Дежнёв, открывший край континента на востоке. Здесь, в Русском Устье, стоит памятник полярному летчику Отто Кальвицу, впервые прилетевшему сюда в 1929 году. Кстати, у этого памятника мы тоже сфотографировались — коллега ведь! Здесь провёл несколько месяцев и лечился известный путешественник на велосипеде Глеб Травин. Он остановился тут в 1931 году в ходе своего беспримерного путешествия вокруг СССР на велосипеде (да-да, он наш предтеча, пусть и на другом виде транспорта!).

    Промёрзли основательно. Дует ветер с севера, на посёлок медленно надвигается туман. Влажно и холодно. Мы начали слегка дёргаться по поводу погоды — не накрыл бы… Заходим в тёплое помещение домика администрации. Вот так лето! Нас угощают горячим чаем и вкуснейшим малосолёным гольцом. Рыба свежая и нежная на вкус. Такая же, как была тогда, на мысе Саблера. Я полюбил её теперь. Алексей Васильевич делает нам неожиданные и оттого двойне приятные подарки — вручает книги известного краеведа Алексей Чикачёва. Я узнал об этом человеке и прочитал его повесть «На велосипеде по Арктике» еще года готовился к маршруту и изучал наследие Глеба Травина. Теперь нам вручают его внушительную книгу о Русском Устье, а Алексей Васильевич подписывает каждую индивидуально. Обязательно прочитаю по возвращении домой! Радушный хозяин поселка вручает нам подписанные книги, значки в честь празднования 375-летия села, а мы в ответ — наши сувениры и вымпелы. Мы фотографируемся на память.

    Часа полтора пролетели незаметно. Туман с севера всё закрыл, но нам на юго-восток, а там более-менее свободно. Прощаемся с человеком, самим олицетворяющим историю, ведь его фамилия среди двух самых старинных фамилий, ведущих историю со времени основания села почти 4 столетия назад! Но у нас в планах еще одно небольшое дело. Здесь, в 40 километрах от Русского Устья, в месте, называемом Станчик, имеется достопримечательность — единственная сохранившаяся церковь Русского Устья и самая северная в мире старинная русская православная церковь. Она была поставлена в XVIII веке в голой тундре, где до ближайшего строевого леса около 1000 километров.

    Находим эту совсем небольшую покосившуюся церквушку. Садимся, вокруг болото, и мы в наших кроссовках тут же промокаем. Как спасают наш вертолёт «медвежьи лапы»! Они позволяют без опаски садиться на мягкие от мхов заболоченные участки, где голая лыжа ушла бы на полметра. Ходим вокруг, фотографируем. Смотрим — с другой стороны речки, от небольшой рыбацкой заимки к нам едет лодка-моторка. Подходит женщина зрелых лет, представляется Зоей. Видно, что она соскучилась по общению. Рассказывает, что живут они тут с мужем-рыбаком уже долгие годы. Муж лет 30 назад приехал сюда с Украины. Им нравится такая жизнь, спокойная и размеренная. Подняли двоих детей, которые давно выросли и работают в Якутске. Но они с мужем перебираться в город не хотят. Шумно, суетно. Им тут нравится. Летом ловят рыбу на реках, зимой перебираются ближе к морю (там, у Ледовитого океана теплей!) и рыбачат в озёрах. Мы рассказываем о нашей экспедиции. Заговорились… Но пора прощаться. Уже полдня прошло в наших путешествиях к Рускому Устью и сюда — на Станчик.

    Взлетаем и сначала летим на юг. Надо выбраться из под низкого покрывала облаков, ложащихся туманом на землю, ближе к морю. Потом постепенно отворачиваем на восток, к аэропорту Черский, у посёлка Нижнеколымск, где мы должны заправиться. Смотрю на топливомер — ого, сколько мы сожгли топлива! Вроде пролетели-то километров 150 всего. Однако летали мы довольно медленно, а для R66 чем быстрее, тем экономичней. Особенность газотурбинного двигателя в том, что в отличие от двигателя внутреннего сгорания, на малых режимах он потребляет почти столько же топлива, как и на больших. Разница в расходе топлива ну процентов 20 при разнице в режимах на 50%. Это означает, что лучше не летать медленно. Вся энергия уходит на бесполезное висение, а не на движение. Мы пролетели по расстоянию вроде бы немного, но сожгли уже полбака! С такими полётами мы, пожалуй, и до Черского не дотянем. Перекачиваем из дополнительного бака наш запас, и я продолжаю нервничать. Мы только начали полёт к месту назначения, еще километров 500 ходу, а бак уже неполный. Мы даже запрашиваем штаб, есть ли по пути аэродромы с топливом. Потом всерьёз начинаем думать, не лучше ли вернуться в Чокурдах для дозаправки. Но более тщательные прикидки показывают, что должны долететь. Хотя придется сжечь весь бак. Я злюсь на себя. Не летают так в Заполярье… А вдруг непогоду обходить? Вот так сядешь без топлива посреди тундры.. Это ведь не средняя полоса, где везде есть и люди, и кров, и пища. Тут единственное спасение — вертолёт. Мы нервозно шутим, сколько будет стоить бочка керосина, доставленная на Ми-8, а главное, сколько её ждать!

    По пути мы встречаем очень интересные горные образования. Это скальные останцы выветривания, каменные столбы, как в Маньпупунёре. Но тут их несметное количество, сотни! Надо будет потом узнать, что это за такое место? Мы снимаем видео. Вот бы сесть и наделать интересных фотографий. Место удивительное! Но топлива в обрез, и я даже боюсь снизить скорость, чтобы не уменьшить нашу топливную эффективность. Летим еще час. Чёрт, на пути встают дождевые очаги. Этого я и боялся. Придётся их обходить и тратить на это драгоценные литр топлива.

    Но очаги вроде бы небольшие, и мы вскоре обходим три или четыре, и вот уже на горизонте появилась яркая полоса — там хорошая погода! Летели всю дорогу при довольно низкой облачности, благо тундра позволяет лететь хоть на 50 метрах. Но при подходе к Черскому погода становится отличной — выглядывает солнце и полоса непогоды остается за нашей спиной. Перед нами огромное, широкое водное пространство. Это Колыма в низовьях. Оказывается, это могучая и полноводная река! Еще 15 минут, и мы заходим на посадку в аэропорт Черский. Стрелка топливомера колышется с большой амплитудой в такт с плесканиями остатков керосина в баке. По моим ощущениям остаток минут на 30 полёта, не больше. Нет, негоже так летать…

    Садимся. Как всегда мы окружены вниманием. Сходится весь аэродромный люд. С нами знакомится и задаёт вопросы, одновременно пытаясь фотографировать, корреспондент SakhaNews Алексей Курило. Но моя забота сейчас — заправить борт. Погода звенит. Настроение хорошее от того, что долетели мы без приключений, и на этой волне мы совершаем дурацкую ошибку. Делаем вывод, что пока есть запал, настроение и остаток дня, надо лететь в Певек, минуя Билибино, которое в горах. Зачем нам шариться по горам? Можно обойти горный массив Анюйского хребта с севера, по кромке океана. Это дольше, но надёжней. Вторая моя ошибка — я не стал мониторить погоду на маршруте. Обычно я запускаю наш спутниковый Интернет и на планшете iPad начинаю смотреть синоптические карты и прогнозы. Почему-то сейчас мне подумалось, что погода не может меняться на небольшом пятачке суши — тут лететь по прямой всего-то около 300 км. Ну что это для могучей природы?

    Однако, помня недавние нервы по поводу топлива, я прошу Витю залить помимо полного основного, еще 200 литров в дополнительный бак. При такой заправке наша загрузка предельно высока. Но уже приходилось летать с ней. К тому же, тут с Колымы как раз по полосе дует приличный ветер — он поможет быстро перескочить на косую обдувку несущего винта и недолго насиловать двигатель. Иду в здание аэропорта. Пока мне оформляют документы, встречаюсь с руководителем «Аэропорта Черский» Филютчиком Николаем Андреевичем. Директор аэропорта рассказывает о богатой прошлой истории авиации Нижней Колымы и о скудном дне настоящем. Интересный человек начальник аэропорта и очень интересно рассказывает. Видно, что человек он авиационный и всей душой болеет за авиацию. Но, к сожалению, мы должны лететь — прощаемся.

    Мы уже находились на перроне и готовили вертолёт к полёту, когда к нам подъехал глава Нижнеколымского района Иван Павлович Суздалов. Он пригласил остановиться в посёлке, но увы, мы уже назначили себе цель и стремимся к ней. Нам приятно внимание и гостеприимство местной администрации, но с сожалением вынуждены попрощаться, чтобы завершить сегодня наш полёт уже в Певеке.

    Тяжелый взлёт, но почти сразу на косой обдувке. Летим вниз по Колыме, в обход гор. Но чем дальше мы продвигаемся на север, тем тревожней на душе. Вот только что еще светило солнышко, а тут уже сплошная облачность и она всё ниже и ниже. Ого, наша путевая скорость 147 км/час, и это при том, что приборная 200 км/час. Вот это ветерок, причём весь встречный! Ветер с океана мне не нравится. Чем это закончилось — и тоже ближе к вечеру — на Таймыре, еще свежо в памяти. Боюсь выносных туманов. Их природа та же, как природы парка, идущего из морозильной камеры холодильника. Охлаждённый воздух с ледяного океана попадает на более теплую землю, и вся влага тут же выпадает в виде росы, вот вам и туман.

    Игорь ГУРЖУЕНКО.

    Рубрики:

  • отправить другу
  • распечатать
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить